Н.а. невский – исследователь культуры окинавы (часть 5)
Четверг, 08.12.2016, 09:01
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 8
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
 
Главная » 2012 » Август » 12 » Н.а. невский – исследователь культуры окинавы (часть 5)
05:12
 

Н.а. невский – исследователь культуры окинавы (часть 5)

Н.А. НЕВСКИЙ – ИССЛЕДОВАТЕЛЬ КУЛЬТУРЫ ОКИНАВЫ (часть 5)


В поисках "Богини из Ниима":
по следам легенды "Почему перестали рождаться красавицы" (2)

Из наследия Н.А.Невского по культуре Окинавы (I)
(Сериал "Н.А.Невский - исследователь культуры Окинавы", часть 5)

Начало материала см. на http://ru-jp.org/baksheev15.htm

В русском переводе легенды "Почему перестали рождаться красавицы", записанной выдающимся востоковедом Н.А. Невским на Мияко в 1926 г. (см. начало настоящей публикации на http://www.ru-jp.org/baksheev15.htm), говорится, что героиня этой легенды "сблизилась с мужчиной семейным - капитаном корабля из Мияран на Окинаве" (Петербургское востоковедение, 280). "Мияран на Окинаве" - это явно еще одна "географическая новость"; поскольку нас интересует "корабль из Мияран на Окинаве", то, оставив в стороне "аморалку", обратимся к географии и мореплаванию. В публикации на японском языке значится: "Окинава-но ямбарусэн (мяаран)" (Цуки то фуси, 32). На Окинаве (т.е. на главном острове Окинава) нет такого топонима - "Мияран", а вот "Ямбару" (записывается двумя иероглифами - "гора"/яп. "яма" и "равнина"/яп. "хара") - есть; это распространенное название северной части главного острова Окинава, которая сейчас административно входит в уезд Кунигами (диал. Кунзян), а в древности находилась во владении т.н. "королевства" Хокудзан (букв. "Северная гора") - одного из трех протогосударственных образований на главном острове Окинава, которые были объединены в Королевство Рюкю, как считается, в 1429 г. … А что же такое "ямбарусэн" и "мяаран"?

* * *

КОММЕНТАРИЙ 1.

"Ямбарусэн" (букв. "корабль из Ямбару") - это определенный тип относительно небольшого парусного корабля (длина корпуса 12-20 м, 2 мачты, команда из 3-6 чел.), курсировавшего на внутриокинавских линиях: с севера до юга острова Окинава, до близлежащих островов группы Окинава и, далее, до островов Мияко и Яэяма. И за одним словом "мяаран" тоже скрывается целый историко-культурный пласт. Во-первых, "мяаран", или "мя:ран" - так, очевидно, на диалекте Мияко звучало слово "ма:ран", которым на Окинаве обозначался тип большого парусного корабля ("ма:рансэн"), ходившего в дальние плавания (со стоянкой на островах Мияко и Яэяма). Прототипом корабля "ма:ран" стала китайская "джонка"; предположительно в 17 в. мастера из провинции Фуцзянь принесли технологию постройки таких судов на Мияко. Видимо, именно там южнокитайское слово "mia:olan" ("мя:олан"; на северном пекинском диалекте "ма:кан") стало звучать как "мяаран" ("мя:ран"). Затем, когда в 18 в. судостроители с Мияко прибыли в Наха, то это слово стали произносить как "ма:ран"; тогда же (18-19 вв.) "ма:ран" стал плавать и до Мияко. Фото 5.1. Корабль типа *ма:ран* (модель из Музея моря г. Урума, Окинава) Интересно, что корабли "ма:ран", как и суда на Рюкю других типов, ходили под "алыми" парусами (см. фото 5.1); но, увы, вынужден разочаровать романтиков - паруса были пропитаны свиной кровью! (считалось, что это повышает их износостойкость и долговечность).

Корабли "Ямбарусэн" ранее играли огромную роль в хозяйственной жизни населения Рюкю; они принадлежали частным лицам и использовались для доставки различных грузов на самые отдаленные острова Нансэй. Корабли "ма:ран", с другой стороны, находились в собственности властей и использовались в официальных целях, например, для доставки податей с островов в столицу Сюри. Однако в народном восприятии понятия "ямбарусэн" и "ма:ран" смешались; простые люди называли корабли "ямбарусэн" словом "ма:ран", что видно и на примере легенды "Почему перестали рождаться красавицы". Корабли обоих типов использовались до конца 1940-х годов; мне удалось найти фотографии "ямбарусэн" в порту Харимидзу о. Мияко (совр. порт Хирара) 1940 г., а "ма:ран" - конца 1920 - начала 1930-х годов.

* * *

В русском переводе легенды "Почему перестали рождаться красавицы" далее говорится, что брат спрятал сестру на "задворках дома". В словаре Ожегова значится: "Задворки - место за дворами, позади изб"; у Даля: "Задворная изба … в конце двора для молодого скота … называется скотною". Вот ведь каким брат оказался, что называется, "яблоко от яблони" - хоть и пожалел, не погубил, а издевается - бросил красавицу в какой-то сарай, а то и хлев. Мне могут возразить, что, мол, японская деревня - это не русская, скота там не держали. Может, и так, оставим это как-нибудь "на потом", а вот в усадьбах на островах Рюкю почти обязательно имелся свиной хлев - причем совмещенный с уборной, которая находилась над ним! Но не будем мучить читателя ужасами "скотного двора" по-окинавски. В сборнике "Луна и бессмертие" ("Цуки то фуси"), на самом деле написано: "спрятал в ураза дома"; что же такое "ураза"? "Ураза", если говорить кратко, это "задняя комната", которая находится позади "передних" жилых комнат (см. фото 5.2). Фото 5.2. Задние комнаты *ураза* в традиционной планировке дома о-ов Мияко (отмечены желтым цветом; из *Истории г. Хирара*, т.7-5 *Этнография и песенный фольклор*, с. 262). В "ураза", как пишет сам Невский, "живут дочери хозяина" ("ураза" в традиционной планировке дома сохраняется здесь и поныне, так что понятие "ураза" - это элемент обыденного знания на Рюкю, подобно тому, как в России все знают, что такое "спальня". А кто не верит на слово, см. КОММЕНТАРИЙ 2).

* * *

КОММЕНТАРИЙ 2.

В работе Невского "Брак и культы о. Мияко" ("Миякодзима-но кэккон то сайрэй") читаем: "[иерогл.] ураза (оку дзасики)" (см."Тикю:" 1:3. 1924, с. 61), т.е. задняя жилая комната японского типа (устланная татами); в статье "Лечение болезней": "тихая комната в задней части дома" (ПВ, 286); в опубликованных фрагментах полевых записей Невского: "ураса - "задняя комната", где на всех островах Мияко спят незамужние девушки" (Громковская, Кычанов, 105-6; "ураса" у биографов Невского появилось, видимо потому, что в фонетической транскрипции Невского знак "з" в рукописном написании слова "ura-зa" может быть похожим на латинскую букву "s"; см.ниже). И, наконец, в "Матерьялах для изучения говора островов Мияко" (у Невского в этой словарной статье нет русского эквивалента, поэтому я даю перевод с японского, расшифровывая сокращения топонимов, а фонетическую транскрипцию, здесь и далее, перевожу в кириллицу): "ura-зa (ураза) ([диалекты] Хирара, Савада, Сарахама) [яп.] [иерогл.] "УРАДЗА"-но и (значит "задняя комната"). [иерогл.] "ОКУ-НО МА" (то же. - Автор). Синоним - "ссигул"" (Материалы, 2:386). Отдельной статьи "ссигул" (иначе, "ссигу:л" на диалекте селения Савада на о.Ирабу) в "Матерьялах для изучения говора …" нет, но есть "ссигу:й" - то же слово на диалекте Хирара - с русскоязычным объяснением самого Невского: "[яп.] [иерогл.] КО:СИЦУ. УРАДЗА ([диал.]uraзa:). … [рус.] "Задняя комната", иначе называется еще uraзa:; обычно находится позади главной комнаты (ицыбанза:; яп. итибандза.- "комната номер один". - Автор); в ней живут дочери хозяина" (Материалы, 2:224). Невский имеет ввиду первую "ураза", которая находится позади "первой комнаты" (итибандза), т.е. "парадной комнаты" (там же 1:290). В этой парадной гостевой комнате итибандза расположена ниша токонома, а также алтари различных божеств. На всех островах Рюкю и Амами до сих пор сохраняется традиционная планировка жилища, ориентированного по частям света: вход - с юга; на восточной стороне, т.е. справа (для вошедшего в дом), находится "парадная" "первая комната" (итибандза), а на западной, т.е. слева - жилая "вторая комната" нибандза.

При этом почти во всех домах в нибандза есть алтарь под различным названиями - на Мияко камтана (яп. "камидана, "божница"), - но с одинаковыми функциями почитания усопших предков, т.е. "буддийского" алтаря буцудан, характерного для Японии. Расположение этих двух комнат и алтарей в них отражает общую картину мира (космологические представления) на Рюкю и Амами с приоритетом, в том числе ритуальным, Востока над Западом. Алтарь в нибандза с поминальными табличками умерших содержит скверну смерти, несовместимую с культом божеств, который отправляется в итибандза.

Таким образом, первая "ураза", о которой пишет Невский, находится в дальнем северо-восточном углу дома. На самом же деле, может быть еще и вторая "ураза", которая находится позади жилой комнаты нибандза ("комната номер 2").

* * *

Теперь-то совершенно очевидно, что в легенде, записанной Невским, речь идет не о "задворках дома", а о жилой "задней комнате" в традиционном доме Рюкю (кое-кто может сказать: "Подумаешь, какая разница - "задворки" или "задняя комната"… А вот есть разница, и в контексте этой легенды очень важная! Чтобы убедиться в этом, см. ниже). Другими словами, брат оказался не злым, а очень-очень добрым - он спрятал девушку в ее собственной спальне!

А дальше вот что произошло… "И вот, семь дней и семь ночей девушка возносила молитвы богам, а на восьмое утро только хотела выйти во двор, как тут же исчезла. Братья ее повсюду искали, да только найти не смогли. Что же случилось - тревожились они, но через несколько дней сестра появилась она на верхушке дерева фукуги во дворе [дома]. Сказала: "Я стала божеством, не ищите меня", и снова исчезла (по-видимому, сейчас это божество [слободы] Ниима)" (Цуки то фуси, 32-33; ср. ПВ, с.281; "фукуги" - Garcinia subelliptica).

Заинтересовавшись легендой "Почему перестали рождаться красавицы", я как-то беседовал с местными исследователями из "Этнографического общества Окинавы". Они и говорят: "А эта легенда повсюду по Окинаве встречается…". Да, перерыв гору сборников местных легенд, сказаний и сказок, я действительно нашел несколько этиологических ("объясняющих") легенд о том, почему же в той или иной местности на о-вах Рюкю и Амами (карта о-вов Рюкю и Амами - см. фото 1.1. на http://www.ru-jp.org/baksheev12.htm) "перестали рождаться красавицы"; рассмотрим эти легенды и сравним их с текстом, записанным Невским.

Итак, вот очень солидное издание "Большая серия легенд Японии"; ее 15-й том, "Южные острова (острова Амами, главный остров Окинава, отдаленные острова Окинавы)" (под "отдаленными островами Окинавы" имеются ввиду о-ва Мияко и Яэяма) - это почти 600 страниц и почти 200 легенд, причем к каждому тексту прилагается пересказ нескольких однотипных легенд (Нихон дэнсэцу тайкэй, т.15. Токио, 1989). И вот, под № 66 значится легенда - из селения Исара (яп. Исихара) волости Укэн с главного острова Амами Оосима (совр. префектура Кагосима) - под названием "Деревня, где нет красавиц" ("Бидзин-но дэнай мура"). …В старину в селении Исара жила первая красавица на деревне, и выпало ей ехать на главный остров Окинава в услужение ко двору короля Рюкю (в тексте "дзидзё", можно прочитать и как "самурай-онна"; поспешу разочаровать любителей самурайщины - здесь нечего ждать ничего похожего на ТЯМБАРА; как известно, изначальное значение "гордого" слова "самурай" - "слуга (у знатного лица)"; "дзидзё", согласно словарю "Вародай", значит "служанка, прислужница; фрейлина; эта должность примерно соответствует статусу "унэмэ" при дворе древних "императоров" Японии; кстати, в "Манъёсю" есть немало песен о трагической судьбе таких "унэмэ"). Девушка ехать не хотела и нарочно обожгла свое лицо о жаровню; лицо покрылось шрамами - так она избежала этой поездки. И потом она каждое утро молилась божеству солнца, чтобы в деревне больше не рождались красавицы, подобные ей. Молитвы возымели действие, и в этой деревне особые красавицы больше не рождались … (там же, 237). Да, уж очень, видимо, не хотелось деревенским девушкам ехать ни в Сюри к королю Рюкю (на главный остров Окинава), ни в Японию, не говоря уж о домах аристократов (на Окинаве их назвали "самураями")! Несколько легенд объясняет этим страхом существование на Рюкю болезненного обычая татуировать у девушек (в возрасте 13-25 лет) тыльную сторону кистей (см. фото 5.3) Фото 5.3. Пример традиционной женской татуировки (главный остров Окинава. - фото из - "благородные господа" брезговали девушками с татуировками (Народные сказания Ёнагуску, 304, 648); и для т.н. "японских пиратов" ("вако"), похищавших девушек на островах Рюкю и продававших их в рабство, это тоже был "некондиционный товар". А одно предание из поселка Дзамами, что в волости Ёмитан, даже утверждает, что "всех красавиц увозили в Китай". Мало того, женщинам без татуировок после смерти "трудно придется" на Том свете! (см. Народные сказания Дзамами, с. 268-9).

К печальной легенде из селения Исара волости Укэн в "Большой серии легенд Японии" подобрано 9 текстов (8 фольклорных и один письменный) с тем же мотивом. Первой следует несколько курьезная, на мой взгляд, история из местности Гусукума, что в "городке" Касари-тё: на острове Амами Оосима: в старину в селении Гусукума жили сплошные красавицы! И вот отправились они на морскую прогулку к соседнему о.Кикай-дзима, но случилось так, что корабль пошел ко дну. Вот так в селении Гусукума красавицы и перевелись… (Нихон дэнсэцу тайкэй, 15:237).

Далее мы движемся на юг - на главный остров Окинава; легенда из селения Хама волости Кунигами одноименного уезда на севере о. Окинава ("1-й вариант из Хама-Кунигами"): в Хама жила красавица; однажды человек благородного происхождения ("самурай") из "королевства" Хокудзан увез ее к себе против ее воли. По пути она, "плача и плача", оборотилась в сторону своего родного селения и взмолилась: "Раз я из-за своей красоты такая несчастная, то уж лучше пусть все женщины будут с заурядной внешностью". И с тех пор в Хама красавиц почти не стало … (там же, 238).

В том же селении Хама была записана легенда ""Почему в Хама не рождаются красавицы" ("2-й вариант из Хама-Кунигами") и опубликована в сборнике "Старинные сказания волости Кунигами (серия "Собрание старинных сказаний Южных островов", т.4. Т., 1990; здесь я перевожу японское слово "мукаси-банаси" как "старинные сказания" потому, что принятый у нас перевод - "сказки" - не вполне отражает суть этого фольклорного жанра; о типах и жанрах фольклора Окинавы - в сравнении с фольклором Японии - см. в следующих выпусках). … В доме человека благородного сословия была дочь прекрасная ликом; посмотреть на нее приходили мужчины из соседних деревень. Она же все время сидела за ткацким станком, а лицо вымазала грязью! "Вот пусть посмотрят на меня в таком виде", - говорила она. И, обратившись к Небу, взмолилась: "Пусть в деревне Хама красавицы (диал. "тюра ка:ги:") больше не рождаются! Раз уж на меня ТАК смотрят, то пусть рождаются девочки обычные на вид". И с тех пор в Хама необыкновенные красавицы больше не рождаются (ук.соч., 21).

В этом же томе составители также дают краткое изложение двух однотипных легенд из волости Кунигами. Первая легенда из той же деревни Хама ("3-й вариант из Хама-Кунигами"): одну красавицу против ее воли увезли в Сюри, несмотря на то, что у нее уже были муж и дети. Она молилась, чтобы отныне в деревне Хама не рождались девочки красивее других (там же, 22). Вторая легенда, записана в селении Окума той же волости: в селении Ябу, что в г.Наго (о.Окинава), когда рождались красивые девочки, их персонально отбирали и увозили в Сюри. Сельчане молились: "Пусть в нашей деревне красавицы больше не рождаются". И после этого в деревне стали часто рождаться кривые и слепые (sic!) (там же, 22; диал. "ми: ха га:", яп. "тадарэмэ-ни какатта хито"; Невский зафиксировал аналогичное слово в диалекте Хирара на о.Мияко - "ми:ка:ка:", "человек с испорченным глазом, кривой". - Материалы, 1:484).

А вот легенда из селения Канна той же волости Кунигами: жрица этого селения была очень красивой. Уехала она как-то в Сюри, где был королевский двор, по делам своего культа и долго не возвращалась. Брат же ее возомнил, что сестра там сошлась с мужчиной, подстерег ее на обратном пути и зарезал! И вот в Канна перестали рождаться особенные красавицы, и сейчас там красавиц нет (Нихон дэнсэцу тайкэй, 15: 238).

Составители сборника "Народные сказания [р-на] Наго" отмечают, что из 133-х записанных ими текстов - по их классификации, "мифологических и культовых легенд" - больше всего было сказаний типа "… не рождаются красавицы" (яп. " фубидзин сюссэй"; букв. "рождаются некрасавицы"), в которых говорится о том, что из деревни Аа (яп. Ава) увозили красивых девушек, поэтому там молили, чтобы красавицы не рождались (Наго-но минва, 398). Однако в этом сборнике они публикуют всего лишь одну легенду "Красавица и пригоршня воды [из колодца в селении] Тю:да". …В селении Тю:да жила очень красивая (диал. "бэппин") девушка по имени Тируу; она постоянно была занята домашней работой и никому из посторонних не показывалась. Однажды важный господин из столицы Сюри увидел ее у колодца, попросил напиться и увлекся ею. Вернувшись домой, он прислал за ней своих людей, и те, усадив Тируу в паланкин против ее воли, отправились в Сюри. На околице своего родного селения она попросила остановиться и, оборотившись к родному дому, молитвенно сложила руки и сказала: "[Боги] сделайте так, чтобы в селении Тю:да красавицы больше не рождались. Чтобы их не увозили силой как меня, пусть рождаются только кривые и слепые" (диал. "ми: ха га:", яп. "мэ га тадарэта моно"). И с тех пор в селении Тю:да рождаются только кривые и слепые девочки. … Привезли Тируу в Сюри, а она слов господина не слушает, на любовь его не отвечает. Непокорную наказали: посадили в челнок и пустили в море-океан. Никто не знает, сколько дней и ночей носился челнок по волнам, но только жизнь Тируу угасла … Когда же челнок прибило к острову - то ли Цукэн, то ли Кудака - местные жители бережно похоронили девушку… (там же, 331-33).

Легенда из селения Уэдзу, что в городе Гусикава (о. Окинава): дочь-красавицу из семьи жрицы взяли в наложницы короля Рюкю. Она отпросилась уехать домой на большой праздник сева; чтобы дочь погостила в родном доме подольше, мать-жрица начала праздник на 1 день раньше (вот поэтому в селении Уэдзу праздник сева начинается на 1 день раньше, чем в других деревнях). Родители сказали: "Если девочка родилась красивой - быть беде", и молили, чтобы отныне рождались не красавицы, а с самой заурядной внешностью. Так и случилось … (Нихон дэнсэцу тайкэй, 15: 238).

Легенда из селения Хама на о.Хамахига-дзима, что рядом с полуостровом Кацурэн (о. Окинава): в одном благородном доме была необыкновенная красавица. Мужчины наперебой звали ее замуж, а она мазала лицо сажей и пряталась взаперти. Но одному мужчине удалось ее увидеть… Тогда она, помолившись Небу о том, чтобы на этом острове больше красавицы не рождались, а рождались с такой внешностью как у всех, покончила с собой. Вот так там и перестали рождаться красавицы … (там же, 238).

А вот - для разнообразия - забавная легенда из деревни Дакидун (яп. Такэтоми; г.Итоман, о. Окинава): в старину здесь девушки были или красавицы, или же дурнушки; причем красавицы были, ну, просто раскрасавицами, а дурнушки - совсем уж какими-то уродками. Люди благородного сословия ("самураи") разбирали всех красавиц, и в деревне оставались только уродливые. Сельчане от этого очень страдали и додумались, что причина этого в том, что Восточный колодец деревни обращен не в ту сторону. После исправления этого недостатка в деревне стали рождаться девочки с обычной внешностью (там же, 238). В поселке Кина, который административно относится к волости Ёмитан, была записана легенда "Колодец, где рождаются красавицы" ("Бидзин но ммарэру идо"), смысл которой, скорее, в разъяснении структуры культовой (жреческой) организации деревни. При этом в ней демонстрируется пример древнейшего мышления "по аналогии": так, упоминается, что здесь в старину "реки" (источники в колодцах) текли "поверху", и поэтому рождались только или "суперкрасавицы", или "сверхдурнушки". Поэтому воду пустили "в середину [земли]", т.е., очевидно, под землю, а жрицы провели моление для всей деревни - "чтобы [девочки] рождались посередине (т.е. средние [по красоте])" (Народные сказания Кина, с.130-31).

Далее, переносимся на о.Кумэ-дзима (группа островов Окинава); легенда из селения Накамура: в старину здесь в одном доме была красавица. Понравилась она местному "князю", и тот забрал ее к себе в замок. Мать ее просила "князя", вернуть дочь, но тот отказал. Обезумевшая от горя мать молилась о том, чтобы в их семье красавицы больше не рождались. Дошло ли это до богов, но отныне ни одной красавицы не родилось, а рождались только весьма непривлекательные (Нихон дэнсэцу тайкэй, 15:239).

Наконец, возвращаемся на о-ва Мияко; составители т.15 из "Большой серии легенд Японии" излагают легенду "Почему перестали рождаться красавицы", записанную Невским, - поразительно! - с теми же ошибками, что и в русском издании: спутав топоним с фамилией, ошибочно транскрибируя имя (прозвище) героини и не дав его расшифровки. Они также вообще опустили ключевую финальную фразу легенды о том, что "сейчас это божество [слободы] Ниима" (там же, 239).

Затем следует еще одна легенда с Мияко - из селения Нобару волости Уэно: в одном доме этого селения была чудесная красавица. Чтобы ее увидеть, отовсюду у ворот этого дома собирались парни, но девушке казалось, что уж очень это стыдно. Она молилась о том, чтобы красавицы, подобные ей, в Нобару больше не рождались. Так в Нобару перестали рождаться красавицы …(там же, 239; это пересказ легенды "Почему в поселке Нобару не рождаются красавицы" из сб. "Народные сказания волости Уэно", Мияко, 1981 г. С.140).

И еще одна легенда с Мияко - почти "ужастик" - под названием "Деревня, где не бывает красавиц" ("Бидзин-но дэнай мура"), записанная в селении Симокита (адза Симодзато-дзоэ, "городок" Гукубэ-тё:; Симокита, "Нижний северный [район]", в старину назывался "Камику", "Верхний район"), которую я излагаю по оригиналу из сборника "Старинные сказания Окинавы" (серия "Старинные сказания Японии", т.30. Токио, 1980). … Некогда в селении Камику жила красавица, на которую были обращены все взоры. Один чиновник из Сюри хотел завладеть ею, но девушка скрывалась то у одной подруги, то у другой. Тогда чиновник стал убивать подруг красавицы - одну за другой! Девушка воскликнула: "Я не могу жить, когда безвинно гибнут мои подруги… И чтобы в Камику красавицы, подобные мне, больше не рождались!", - и повесилась на дереве у колодца Маэгава (это необыкновенное дерево, на самом деле, два сросшиеся дерева - ако:ги и гадзюмару). Она стала божеством колодца Маэгава (ук.соч., 30:177-78), т.е. божеством воды. В "Большой серии легенд Японии" добавлено, что "с тех пор в Камику красавицы перестали рождаться" (Нихон дэнсэцу тайкэй, 15:239). В серии "Старинные сказания Японии" сказано, что колодец Маэгава находился рядом с большим святилищем Марасю утаки, где почитали божество Марасю: Канидоно (Нихон-но мукаси-банаси, 30:177). В этнографической литературе о Мияко я нашел два святилища, которые подходят под это описание; первое - Мараси утаки в "квартале" Накагуми селения Китаку ("Северный район", адза Симодзато-дзоэ, "городок" Гукубэ-тё:); там почитают божество Марасисю: Канидуну, а также множество других божеств-охранителей (Святилища утаки. // История г.Хирара, т.9-7, c. 364). Второе - тоже Мараси утаки, но в "квартале" Ямакава селения Нагама (также "городок" Гукубэ-тё:), где почитают божество Марасисю:, а также божество воды (мидзу-но ками); в святилище растут деревья ако:ги (баньян) и гадзюмару (гигантский фикус); рядом же находится колодец Мараси-га: ("га:" - "колодец", яп. "кава" - "река"), откуда берут воду для всех обрядов и празднеств, проводимых в святилище (там же, 323). Более точная локализация святилища, о котором шла речь в легенде, выходит за рамки настоящей публикации; ясно одно - героиня легенды "Деревня, где нет красавиц" стала божеством, которое почитают, видимо, до сих пор в одном из местных святилищ.

Еще одна легенда с островов Мияко (о.Тарама) как будто иллюстрирует - в довольно гротесковых формах - известную максиму, изреченную в совсем другом месте земного шара: "Красота - страшная сила". … В доме Каннаяа была совсем юная дочь-красавица по имени Коороку. Никто не мог устоять перед ее красотой. Чтобы ее увидеть, у ворот этого дома живой стеной толпились мужчины со всего острова. А увидев красавицу, уже не могли уйти оттуда: запасшись закусками (sic!), они все свое время, с утра до вечера, проводили у ее дома. И вот все мужчины острова собрались у дома Коороку, в поле работать было некому, и на острове наступил голод! Женщины о.Тарама смекнули, что если и дальше так пойдет, острову грозит полная катастрофа. Чтобы как-то заставить мужчин работать, они написали письмо "господину Начальнику острова". Начальник направил на остров группу ответственных чиновников. Те прибыли на остров и говорят: "Ну-ка, ну-ка, где эта девчонка, от которой не может глаз оторвать все податное население мужского пола?". Увидели девочку и воскликнули: "О, как хороша! Неземная красота!", и застыли перед домом Коороку очарованные, будто оковами скованные. Женщины о.Тарама опять задумались: если уж и чиновники бессильны, то надо попробовать что-то другое, - а придумать ничего не могут. Тогда дело взяла в свои руки мать Коороку; она позвала девушку, названную сестру Коороку, нянчившую ее ("маморианэ", букв. "старшая сестра-охранительница"), и говорит ей: "Ты же видишь как люди страдают… Тут только один выход - покончить с Коороку! Поручаю это тебе". Фото 5.4. Большой отлив в день календарного праздника *саницу* (3-го числа 3-го лунного месяца): сбор морской живности (залив Ооура, главный остров Мияко) Делать нечего, названная сестра покорилась матери Коороку; во время отлива она заманила девочку к морю, увела ее от берега подальше и оставила одну. А тут вода стала прибывать; поняла Коороку, что суждено ей здесь погибнуть, и стала звать на помощь (см. фото 5.4). И тут с неба спустился крюк, подцепил ее за воротник и поднял на небо. Мать же осознав, что она натворила, поспешила к морю и только увидела, как фигурка Коороку мелькнула среди волн и пропала из виду. Плача, мать подобрала на берегу маленький камешек - ведь в него переселилась душа Коороку, - отнесла его домой и стала на него молиться. И сейчас, говорят, в усадьбе Каннаяа сохранилось святилище с курильницей; здесь почитают и умилостивляют дух Коороку, судьба которой была так горька потому, что она родилась красавицей… (Народные сказания Мияко, вып.3, изд. "Катарибэ сюппан", Хирара, 1994. с. 56-60).

Действительно, в томе "Святилища утаки" из "Истории г.Хирара" есть статья о святилище "Каннамару Кууруку", которое также называется "Кууруку-гами" ("Божество Кууруку", диал. "Кууруку" соответствует яп. "Коороку") в аза (т.е. селении) Накасудзи на о.Тарама. Это святилище находится в усадьбе Канкаяа (яп.Томори-кэ) справа (с восточной стороны) от дома (ук.соч., 631), что, в принципе, соответствует расположению токоро-но ками, или ясики-но ками, т.е. божеству усадьбы (о возможности обожествления душ усопших и их отождествления с божеством усадьбы см. - Evgeny S. BAKSHEEV Becoming Kami? Discourse on Postmortem Ritual Deification in the Ryukyus. // "Japan Review", International Research Center for Japanese Studies, Kyoto, Japan, 2008, №20, с.313-4; http://shinku.nichibun/ac/jp/jpub/pdf/jr/JN2009/pdf). В статье из тома "Святилища утаки" излагаются - по оригиналам из сб. "Народные сказания волости Тарама" (Тарама, 1981) - еще два варианта этой легенды: мы узнаём, что жители селения Накасудзи брали воду для питья из колодца Минэма, и у них рождались богатыри, герои и красавицы; красавице (диал. "апарагимуну") Коороку, оказывается, было всего 7 лет (!); чтобы увидеть ее лик, "прекрасный как цветок", вокруг ее дома отовсюду собрались парни; они забывали о еде и питье (букв. "о трехразовом питании"), и каждый день от голоду их умирало всё больше и больше (вариант: увидев Коороку, парни тут же "теряли сознание и умирали"); обеспокоенные родители этих парней обратились к названной сестре юной красавицы (развязку см.выше)… Страдая и рыдая, названная сестра вернулась в селение Накасудзи и в восточной части усадьбы Канкаяа "воздвигла" святилище с курильницей для "божества Коороку". А колодец Минэма, от воды которого рождались красавицы и другие выдающиеся люди, засыпали, и сейчас уж никто не может найти эту водную жилу (Святилища утаки, 631; Тарама-сон но минва, 201-3).

В сб. "Народные сказания волости Тарама" приведен еще один нестандартный вариант этой легенды: 6-летняя красавица Коороку, от которой "глаз нельзя было оторвать", жила на "Яэяма" (имеется ввиду о. Исигаки, главный остров группы Яэяма и ближайший к о. Тарама, относящемуся к другой островной группе - Мияко. - Автор). Местные парни, увидев ее, "помирали один за другим". "Да так на нашем острове молодых парней совсем не останется", - перепугались жители о.Исигаки и выслали ее на о. Тарама. Но и там парни, увидев Коороку, которая "была прекраснее цветка", валились замертво. Тогда собрались богатыри о.Тарама и решили: "Так дальше дело не пойдет, Коороку нужно убить в "лесу Тугарира". И с тех пор это место стали называть "горой Коороку" (Тарама-сон но минва, 204; каким образом на плоском как блин о.Тарама удалось найти "гору" - загадка. - Автор; о. Тарама - см.фото 3.6. на http://www.ru-jp.org/baksheev14.htm).

* * *

КОММЕНТАРИЙ 3.

Культ колодцев и водных божеств.

Из приведенных выше легенд видно, что источники воды (колодцы) занимали особое место в фольклоре и культуре Окинавы. Так, острова Мияко образовались на основе коралловых рифов; тонкий слой плодородной почвы и пористый известняк здесь не могут удержать влагу - она вся просачивается вниз (поэтому, когда дождей мало, начинается засуха). Таким образом, на Мияко наземных рек нет, а есть подземные потоки, которые текут в сторону моря, и основным источником пресной воды стали глубокие колодцы, что сформировало особый культ колодцев и водных божеств. Возле каждого колодца есть маленький алтарик или большое святилище утаки; в годовом цикле обрядности есть и обязательные "моления у колодцев" ("каа нигай"; 11-й лунный месяц).

Фото 5.5. Колодец Муйка-гаа (адза Хигаси Накасонэ, Хирара, о. Мияко) Как показывают археологические раскопки, на Мияко в старину селения возникали вокруг природных источников (колодцев); некоторые колодцы использовались на протяжении многих сотен лет; ходить за водой было обязанностью женщин, девушек и детей. На Мияко колодцы для получения питьевой воды были 2-х типов: 1). Обычные колодцы, вырытые в почве - такие колодцы, наверно, можно увидеть в любой точке земного шара; 2). Колодцы-источники на дне огромных естественных провалов, открывающих доступ к подземным потокам (см. фото 5.5). При этом на Рюкю пещеры, провалы в почве и колодцы считались путями в Иной мир (Нирай-канай), который локализуется не только за морем, и под водой (на дне моря), и под землей. Эти представления, как мы видим, стимулировались местными природными и социальными условиями. К тому же, в прибрежных пещерах в старину хоронили усопших; некоторые же провалы, как два "Сквозных озера" (Тоори-икэ; 40 м глубиной) на о.Симодзи (о-ва Мияко), соединяются с морем подземными тоннелями (здесь одно из любимых дайверами мест для подводного погружения; см.фото 4 на http://www.ru-jp.org/baksheev01.htm).

* * *

Если сравнить приведенные выше легенды с различных островов Рюкю и Амами, большинство из которых были записаны совсем недавно (в 1970-90-х гг.), с текстом, записанным Невским, кажется, что сходство между ними ограничивается только собственно фольклорным мотивом "Почему перестали рождаться красавицы". Действительно, видно, что у них фактически идентичные начало и конец: а) зачин - "В старину в селении N в одном доме была необыкновенная красавица"; б) развязка - "Молились о том, чтобы в их семье (селении) красавицы больше не рождались… С тех пор там красавицы перестали рождаться, а рождались с заурядной внешностью (уродливые, больные)"; сама же героиня легенды становится божеством, которое почитают в одном из местных святилищ. Смысл всех этих легенд тоже одинаков - красота героини приносит несчастье ей самой, ее семье и всей общине. Развитие сюжета может быть разным; так, часто встречающийся эпизод, за которым может скрываться определенный историко-социальный контекст (судьба женщины в традиционном обществе Рюкю): деревенских красавиц с различных островов и селений увозили с собой "люди благородного происхождения", "князья", в Сюри к самому королю Рюкю (на главный остров Окинава), а то и в Японию. С другой стороны, встречается совсем уж сказочный сюжет: стыдливая красавица прячется взаперти, никому не показывается и отказывает назойливым женихам; когда же кому-то удается ее увидеть, она кончает с собой.

Итак, все легенды имеют одинаковые зачин и развязку, но в тексте Невского сюжет совсем не похож на прочие. После стандартного зачина ("Давным-давно …") история здесь развивается, казалось бы, вполне реалистично: юная героиня, следуя своим чувствам, увлекается капитаном корабля с "алыми парусами"… (кстати, это вам ничего не напоминает?). По сравнению с легендами об увозе красавиц ко двору короля Рюкю, а то и в полумифическое "королевство" Хокудзан, эта история кажется едва ли не бытовой; таким образом, можно предположить, что легенда, записанная Невским, оформилась, по всей видимости, не так давно. С другой стороны, обращает на себя внимание, так сказать, "жесткая" реакция отца героини, приказавшего убить дочь. Из всех легенд, имеющих отношение к этой теме, пожалуй, еще только в одной легенде - о юной красавице Коороку с о.Тарама - мать так же жестоко обращается с ни в чем не повинной дочерью (далее я попытаюсь разобраться, что это - чисто фольклорный ход или реакция, которая могла быть обусловлена определенными социальными обстоятельствами).

Фото 5.6. И все-таки они рождаются! Каори СУНАКАВА (Kaori SUNAKAWA), первая красавица Мияко в кимоно с узором Из приведенных выше из материалов - изложения легенд, которые здесь, фактически, впервые представлены русскому читателю, хорошо видно, что мотив "Почему не рождаются красавицы" достаточно широко распространен в фольклоре группы островов Мияко, и, далее, островов Рюкю и Амами. А что же собственно Япония? Об этом, как и о многом другом - в следующих выпусках. Читатель узнает о том, какие социальные и культурные смыслы скрываются за этим фольклорным мотивом, а проще говоря, почему девиз "Не родись красивой …" был так популярен на Окинаве. Речь пойдет и о том, как мотив "Почему не рождаются красавицы" соотносится с другими мотивами, характерными для японского фольклора: с т.н. мотивом "ками-какуси" (букв. "божество прячет [человека]", "spirited away"); с мотивом "змей-зять" (яп. "хэби мукоири") - о тайном любовнике, оказавшемся змеем; с мотивом "чудесная ткачиха", которая на самом деле может быть жрицей, шаманкой или самим божеством.

И, наконец, может быть, приоткроется завеса над тайной, - все-таки, "рождаются красавицы" на Окинаве (Рюкю) и в Японии, или нет? (см. фото 5.6). Кроме того, в рубрике "ОКНО НА ОКИНАВУ" я намерен также вскоре запустить новый сериал "МИФЫ И ЛЕГЕНДЫ ОКИНАВЫ", где будут вывешены полные тексты этих и многих других легенд, мифов, сказаний, сказок и даже анекдотов с о-вов Рюкю и Амами, совершенно неизвестных доныне в России.

… А поиски "Богини из Ниима", героини уникальной легенды "Почему перестали рождаться красавицы", записанной Н.А.Невским на островах Мияко, продолжаются.

(продолжение следует)

Е.С. Бакшеев
(Российский институт культурологии, Университет Рюкю, Этнографическое общество Окинавы, Центр по изучению культуры и фольклора Мияко)
Мияко (Окинава)
evgbak@yahoo.co.jp


Постоянный адрес этого материала в сети интернет (с фотографиями) -
http://ru-jp.org/baksheev16.htm


##### ####### #####
ОКНО В ЯПОНИЮ -
E-mail бюллетень
Общества "Россия-Япония",
# 35, 2009.09.13
http://ru-jp.org
ru-jp@nm.ru
##### ####### #####

Просмотров: 194 | Добавил: thativall | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Copyright MyCorp © 2016
Поиск
Календарь
«  Август 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Архив записей
Друзья сайта
Создать бесплатный сайт с uCoz